Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Список 100. Научим наших детей читать.

"Что делать?"
В это воскресенье и в следующее в двух частях буду обсуждать

Картинка 4 из 2951

с литературоведами и не только с ними 100 книг, лежащих в основе русского культурного кода.

Время выхода в эфир обязательно проверьте по программе.
Передача будет очень интересная - ручаюсь.
  В.Третьяков



Итак, на нашу идею составить список 100 книг (список Арины Родионовны) откликнулся телеканал "Культура" :). Рекомендую посмотреть передачу, потом обменяемся. Мы обсуждали эту идею как образоавательную, но и культурный аспект интересен.



Культурный код России: 100 книг, но каких? Часть 1
Эфир 6 мая, телеканал 'Культура', 14.30 (выпуск 324)
 
Суть этого выпуска программы 'Что делать?' - эксперимент, который будет проведен на глазах у зрителей. В процессе записи этой программы Виталий Третьяков и приглашенные эксперты попытаются составить список из ста главных книг, необходимых современному читателю, чтобы по праву называть себя культурным человеком.

Для этого при подготовке программы ведущий составил свой собственный список из ста книг, а его гости - специалисты по русской, зарубежной, философской, религиозной литературе и фольклору - свои списки из 25 названий. Из этих списков, убрав естественные повторы, к началу записи будет сформирован экспертный список из ста книг.

Содержание программы - обсуждение этих списков и окончательное формирование культурного кода России. 

Программа выйдет в эфир в двух частях. В первой части за круглым столом обсудят русскую классическую литература, фольклор и религиозные тексты.

Во второй части - философская и зарубежная литература. 


Участники: 
Павел Басинский, литературный критик 
Александр Ливергант, главный редактор журнала 'Иностранная литература' 
Андрей Кураев, протодиакон РПЦ, профессор Московской духовной академии 
Алексей Козырев, заместитель декана философского факультета МГУ им. М.В. Ломоносова 
Владимир Кляус, профессор Учебного научного центра социальной антропологии РГГУ, заведующий отделом информационных технологий и источниковедения Института мировой литературы им. А.М.Горького

Владимир Колесов о языковой ментальности

Интервью с Владимиром Викторовичем Колесовым

В книге «Русская ментальность в языке и тексте» (СПб., 2007) Владимир Викторович представил фундаментальное исследование русской ментальности в категориях языка. О философском измерении русского языка с Владимиром Колесовым беседует Алексей Нилогов.


– Владимир Викторович, согласны ли вы с философом Фёдором Гиренком, который вопреки Мартину Хайдеггеру утверждает, что язык – это проходной дом бытия?
– Фёдор Гиренок – автор очень увлекающийся и увлекающий читателя своими острыми парадоксами. Мне он нравится: некоторые его суждения я включил в свой «Ментальный словарь», который готовится к изданию.
Что касается его поправки к известному афоризму Хайдеггера «Язык – это дом Бытия», то я согласен скорее с немецким мыслителем, который афористично и точно указал на роль языка в жизни и в философствовании. Язык – не проходной, а действительный Дом Бытия, если предполагать под метафорой «Дом» сущностное (философски – ноуменальное) существование современного языка как всеохватного Логоса.
Говорится не об эмпирическом языке, известном в форме речи и речений, а о помысленном концепте «Язык» как организующей мышление парадигме; такой Язык содержит в себе всё Бытие и постоянно развивает всё новые смыслы, облекая их в речевые структуры. Я отношусь к тем, кто считает, что в процессе познания «смысл оформляется», а не к тем, кто полагает, будто наоборот – «форма осмысляется». «Чистый смысл» и есть Логос (=концепт), который наличествует в Бытии. Поправка Гиренка снижает высказывание Хайдеггера до бытового уровня речи, но как таковая она вполне приемлема. Каждая речь сиюминутно суетлива и исчерпаема.
– Как вы относитесь к «языководческой» деятельности филолога Михаила Эпштейна? Можно ли сказать, что Эпштейн сознательно приуменьшает словарный состав русского языка, чтобы пропагандировать свой проект «Дар слова»?
– Безусловно, это так. «Разрыть, чтобы утвердить». Ещё вопрос, нет ли среди предлагаемых созвучий каких-нибудь влияний чуждых языков? Те недостающие сотни тысяч слов, по которым тоскует Эпштейн, с лихвой можно набрать в академических многотомных «Словаре русских народных говоров» (вышел 35 том на бесконечную букву С), «Словаре русского языка XI–XVII веков» (вышел 28 том на ту же букву), а также в многочисленных словарях русского сленга, жаргона и мата. Так что, если поскрести по сусекам, больше миллиона как раз и наберётся. Гуляй, душа, по просторам русского слова!
Между тем Эпштейн предлагает свои словесные творения (он – языковОд = языковвод?), к мысли отношения не имеющие. Это экспрессивно окрашенные словечки, которые ежедневно поставляются бытовой речью, и гораздо более удачные: беговня, кошмарить, стыдуха – ср. с предлагаемыми Эпштейном матерными эквивалентами ярить и ёмить, а также бесконечными ожутить и опривычить и др. Его слова – беспомощные создания потенциально возможных лексем по расхожим словообразовательным принципам. Мало ведь увеличивать слова с приставкой о-, их бесконечно можно увеличивать с приставками не- и у- (ужутить, упривычить, ср. уроем!), получится еще страшней.
Главное – наполнить слово смыслом, вот в чём задача-то. Кто будет ярить и ёмить – неясно, ибо непонятна внутренняя форма слов, а точнее – эта форма «сдвинута по фазе», ср. яриться и объём. Богатство словаря нации и богатство индивидуального словаря – вещи разные. Иные обходятся двумя десяткам слов, и счастливы. Национальная культура определяет состав словаря, и вы не найдёте аналогичного полного русского словаря, как Вебстер или оксфордский словарь, поскольку русский литературный язык сторонится большинства слов, находящихся в обороте, для них стыдливо создаются особые словари. Вот Эпштейн сокрушается, что у нас в ходу одно слово вина при богатстве английских fault, blame, guilt. Я прочёл и ахнул: каждое из этих слов показывают виды вины (как промах-ошибку, как безответственность, как виновность-грех), а русское слово даёт представление о вине рóдово, обозначая общую причину деяния (исконное значение слова, его внутренняя форма, образ). Английский язык выражает нормы права, русский – морали, английский в понятии, русский – в символе. Кстати, можно привести и обратные соотношения, когда множеству русских слов соответствует английское одно (по видимости, только по видимости! Пределов нашему невежеству нет). Анна Вежбицка говорит, что нашим подлец, мерзавец, скотина, подонок и прочие соответствует только слово scoundrel. Какой нехороший народ, эти русские! Но покопаться, так и в английском найдётся куча хлёстких выражений.
Словом, верно сказано, что русский язык во всём его объёме такая глыбиша, что человечий муравейник у его подножия не в состоянии опорочить его силу и сущность. Повторяю: язык, а не речь.
– В чём выражается философия русского слова, о которой вы написали целую книгу?
– «Философия русского слова» – итог многолетних размышлений над сущностью слова. «Русского» тут поставлено потому, что основной материал книги – русский, да и сам я по специальности русист. Любой культурный язык развивается сходным с описанным в книге образом. «Философия» – потому что исследуется именно сущность слова, его, как бы сказать, трансцендентный план: до-словное слово в образе чистого смысла, квант которого я обозначил латинским словом conceptum – «зерно», зерно первосмысла, прорастающее в оболочке физического слова.
В известном отношении всё это представляет собой развитие идей петербургской лингвистической школы, связанной с разработкой проблем «исконного смысла» («Этимологический словарь русского языка» Макса Фасмера идёт отсюда), развития этого смысла (идея исторических словарей и первый материал также идут отсюда) и глубинной связи его с мыслью (достаточно вспомнить «понятийные категории» академика Ивана Мещанинова).
Тройственно я обосновываю понятие «концептума» в его отличии от концепта (понятия), который является одной из форм проявления концетума: феноменологически, логически и исторически. Первое позволяет определить суть концептума, второе оправдывает его смысл в явленных формах, третье показывает постепенность «отвердения» концептума в оболочке слова с максимальным его приближением к понятию (концепту и концепциям). Кратко: концептум – это смысл, не обретший формы.
Указанная последовательность выражена в сменявших друг друга процессах ментализации (метонимически заимствование культурных терминов с образованием объёма смысла), затем идеации (метафорическое наполнение слова признаками различения и сходства – создание содержания смысла) и идентификации (сопряжения), или номинализации (образование слова) – совмещение объёма смысла с его содержанием, уже национально русским, и актуализация понятие в границах слова. Ментализация работает на уровне образов, идеация формирует символы, а идентификация образует понятия, которые в окончательном виде у нас сложились в предпетровскую эпоху и развивались на протяжении XVIII века, на полвека отставая от Запада.
Сам термин «понятие», сменив термины «имя» и «знак» в аналогичном значении, появился только в начале XVIII века. Образ – символ – понятие суть содержательные формы концептума, в которых он проявляется в словесной единице. Обращаю внимание на три следствия.
Первое – толчок к развитию нового концепта даёт давление со стороны более развитой культуры, в нашем случае – греческих текстов Евангелия в IX веке. Поток варваризмов, хлынувших в нашу речь сегодня, не даст такого толчка, потому что почти все эти варваризмы имеют русские эквиваленты, за редким исключением (типа демократия, идея, партия) не прошли этапа идеации (укоренения на основе своих признаков). И вообще представляют собою простые симулякры – слова-затычки, необходимые для актов общения в корпоративной среде. А корпорация – увы! – не нация.
Второе следствие – законченная культурная парадигма строится на последнем этапе «отвердения» слова, потому что это Слово-Логос вечный объект идеалистической философии (а философия и может быть только идеалистической, поскольку имеет дело с идеей, идеалом и концепциями) Во все времена истории человечества устремление к понятию-концепту было живейшей потребностью человеческого знания и познания, желания понять мир наилучшим образом.
Третье следствие – изменялись типы мышления: метонимическое мышление древности сменялось символическим (всё Средневековье), а затем понятийным (с XVIII века). Сегодня, пожалуй, жизнь «по понятиям» иронически сменилась мышлением риторическим. В самом деле, все фигуры освоены в бытовом дискурсе – и пляши, Ваня! Риторическое (=корпоративное) мышление (у каждого своя правда) изофункционально иронии как тропу и общению как трёпу. Разумеется, книга сложнее по содержанию, чем я здесь изложил. Надеюсь, читатели ознакомятся с ней и составят собственное мнение о заложенных в ней идеях.
– Каким образом вы бы охарактеризовали языковой портрет современного носителя русского языка?
– Введу поправки: не «носителя», а русского человека, ментальность национальна, это не государственная монополия; «языковой портрет» – слишком узкое понимание проблемы, поскольку речевая характеристика даёт только частичное представление о человеке.
Языковой портрет русского человека я «рисовал» почти полвека, едва поспевая за сменой самого тира «русского человека»: например, в разных изданиях популярных книг «История русского языка в рассказах», «Язык города», «Гордый наш язык...» и т. д. Но наш современник равнодушен к языку по обрисованным выше причинам: надо успеть высказаться в общении, включаясь в активную жизнь. Тонкая женская душа трепещет от непостижимости (и непостыжимости) словарных употреблений вокруг, и именно женщин русский язык интересует в письмах и в личных встречах. В этом что-то есть. Материнское сердце инстинктивно хочет оградить своих детей от «языка улиц».
Вторая причина – гуманитарная необразованность населения. «Борзостей еллинских не текоша», логике и психологии не учёны, в словари заглядывают редко, а классическую русскую литературу – эталон русской речи – забросили на дальнюю полку. Эпштейн колотится «за русское слово», а русский человек даже к наличным словам относится как к воздуху – вдыхаю, и ладно! Невольно думаешь: а зачем десятки поколений духовно трудились над русским словом, огранивая и оттачивая его в назидание потомкам? Метастазы сленга и жаргонов расползлись по земле, выворачивая наизнанку смысл и значение русского слова. Интеллектуальная разболтанность и культурная неряшливость царят и в печати, и в устных речениях.

Под давлением РПЦ издатели изменили сказку А.С.Пушкина

источник

Служители церкви из Армавира переиздали сказку «О попе и работнике его Балде», заменив главного героя. Поменять попа на купца предложил армавирский священник, отец Павел, который в государственной библиотеке в Москве нашёл текст с вариантом главного героя – купца.

По словам священника Свято-Троицкого собора Армавира, сказку о попе Александр Пушкин действительно написал, однако при жизни поэта она не издавалась. Когда поэта не стало, право опубликовать его творения передали Василию Жуковскому. Тот из религиозных соображений решил, что высмеивать попа некорректно и изменил его на купца.

Священники утверждают, что Пушкин был верующим человеком и высмеять служителей церкви попросту не мог. По их мнению, сказку он записал со слов няни и оформил в стихотворные строки, издавать же ее поэт не собирался. Поэтому, утверждают священнослужители, редакцию Василия Жуковского и надо считать основой.

На издание книги в Армавире потратили полгода, иллюстрации придумывали местные художники. Обновленную сказку выпустили тиражом 4 тысячи экземпляров. Книги подарят воскресным школам и будут продавать в лавках православных храмов.

Как мы и предсказывали, Пушкин оказался следующим после Васнецова экстремистом на Руси.


Тема подсказана

Русские веды

Вышла в свет шестая, в определенном смысле долгожданная книга Геннадия Климова «Русские Веды».
Ее действительно многие ждали, до сих пор читая отдельные главы в интернет-блоге автора. Почему? Потому что это едва ли не первое серьезное и глубокое изучение и анализ древних «арийских вед», язык которых уже давно утрачен.
Но оговоримся сразу. Климов – не переводчик. Он историк и исследователь. Может быть поэтому его новая книга интересна не своим дословным подстрочным переводом (которого вы здесь и не найдете), а живым повествованием о древней истории Руси. Кто мы, откуда мы, зачем мы тут? Это вопросы, который каждый из нас хотя бы раз задает в своей жизни. «Русские Веды» - попытка ответа на эти вопросы.

Одна из самых востребованных на сегодня книг

Возрождение Руси

Книга тверского историка Геннадия Климова стала бестселлером!

В последнем номере российского каталога «Мир книг» был опубликован рейтинг десяти самых продаваемых бестселлеров.
Третье место в топ-параде лучших изданий современности заняла книга тверского историка, политолога Геннадия Климова «Рождение Руси». Событие для нашего сумбурного и кризисного времени просто уникальное.

Наши поздравления автору и читателям его книг!


По этому поводу...

РВ
Тринадцать лет назад вышла наша книга "Россия во времени. том 1. Древняя история сибирских и славянских народов". 

Пишу не для того, чтобы примазаться к славе Г.Климова. :-)  Просто большой интерес к своей работе мы почувствовали лишь в последние месяцы. Неужели пошли долгожданные позитивные изменения в сознании населения России? Неужели история (наследие Предков) вновь становятся предметом изучения, фундаментом нового знания?

Если так, то не всё ещё в России потеряно, пропито и продано.

Ночь в музее

Прикосновение к живописи К.Васильева испытал дважды. Впервые - в детстве - в каком же это было журнале? "Юность"? Осталось неожиданно яркое впечатление. И ощущение раскрутки силы. Долгожданная подсказка: это о нас, обо мне, о моих - оказывается! - незабытых Предках. Невиданные, но родные, мудрые и волевые лица.

Второе погружение связано с книгами С.Алексеева "Сокровища Валькирии". Действие сюжета привязано к музею Васильева. Да ещё с такими параллельными линиями - по языку, истории. Учебник санскрита Кочергиной нашел сразу по прочтении книги, провалился в тему происхождения русского языка. Тогда для полной внутренней уверенности не хватало только "Корнеслова" А.С.Шишкова. Но уже полученных знаний хватило для издания первой книги из задуманной серии "Россия во времени. Древняя история сибирских и славянских народов" (7515 г).

И вот третье знакомство, очное. Музей, похоже, уже испытал всё, что что ему было предназначено судьбой - мировая известность, агрессия тех, кто прикрыт корочками самых компетентных органов, рейдерские атаки, пожар, нескончаемые суды, воровство сайта, бандитские наезды, потеря картин... Понимаю, что музей выполнил своё предназначение, сколько это было возможно, помог пробуждению самосознания русичей. Пишу - "музей", но ясно, что делали это люди, прежде всего - Анатолий Доронин и другие бойцы.

Благодарен судьбе, что привела меня сюда, что познакомился здесь с замечательными людьми. Даже переночевать довелось. Ночью в музее очень тихо.

Славяно-русский корнеслов А.С.Шишкова

Президент Российской Академии Наук, адмирал Александр Семёнович Шишков: 

"Я почитаю язык наш столь древним,
что источники его теряются во мраке времен...
...Имя славян славилось за несколько веков до существования Рима, и прежде, нежели греки сделались известны между людьми. Славенский язык имел свои древнейшие наречия, из коих у некоторых были письмена от самых первых времен сего божественного изобретения. Всякое славенское наречие понятно всем славенским народам, и все славяне, при малом внимании, разумеют праотеческий язык свой. Русское наречие, общее, ближе всех других подходит к нему. Наречие сербское, второе между наречиями славедскими по своей чистоте.

Слово и слава суть смежные понятия. Второе произошло от первого, поскольку слава рождается и возрастает через слово, почему вместо славный и говорится иногда пресловутый. По сей причине полагать должно, что имя славяне сделалось из славяне, то есть словесные, одаренные словом люди."

Кому надо выслать книгу А.С.Шишкова в электронном виде - пишите. Или сами найдите в сети. Очень поучительный текст для домашнего чтения. Кроме того, "Корнеслов" А.С.Шишкова лекго использовать как методическое пособие по русскому языку.

СОДЕРЖАНИЕ

 

Сочинитель и примечатель. О создателях этой книги……………………..4

Наш язык - древо, породившее отрасли наречий иных………………….…5

Хочешь погубить народ, истреби его язык………………………………….8

Мысли вслух на Красном крыльце…………………………………………13

Славословие предкам. Письмо издателю Русского вестника………….15

Зри в корень: сын всегда говорит языком отца…………………………….18

Родные корешки и слова-эмигранты………………………………………..22

Время безплодия……………………………………………………………...25

Сродники братья-славяне и перезвон слов………………………………….27

Корень один, ветви разные…………………………………………………...29

Дерево слов, стоящее на корне КР, ГР, ХР: крест, корень, скорбь, гордость, грех...31

Кривой суд невежд…………………………………………………………….37

Наследственная отрава………………………………………………………..42

Насекомые в словесности. Говорить или мычать?………………………….44

Дерево слов, стоящее на корне ТР: страсть, труд, страна, рост………...47

Ключ к познанию силы языка. О сокращении слов………………………….52

Дерево слов, стоящее на корне ПЛ: поле, плуг, пламя, плод, плоть, плевелы……….54

Младенческое лепетание или детство языка………………………………….62

Как взрослели языки……………………………………………………………63

Дерево слов, стоящее на корне СТ или SТ…………………………………….65

Что означает слово язык!………………………………………………………..70

Краткий азбучный словарь, открывающий происхождение слов……………73

Отче, отец, отечество……………………………………………………………88

Во всех наречиях следы славенского языка……………………………………89

Говорим славяне, разумеем слава. Говорим слава, разумеем  слово..............105

О простоте славенского писания………………………………………………107

Зачем вместо азбуки алфавит?…………………………………………………107

Дерево слов, стоящее на корне МР: смерть, смертный, море, мир, мiр………108

Наше родословие. Единственный путь к познанию………………………………….117

Полно свет переправлять! Басня о тыкве и желуде…………………………………..125

Дар слова…………………………………………………………………………126

Свобода слова и деспотизм печати……………………………………………..127

Басня о цензуре…………………………………………………………………..128

Последняя дума у древа языка. Послесловие примечателя …………………………130

 


 

Страшная сказка

Будущее российского образования

На Украине переделали учебники по украинской литературе.
Теперь они содержат модернизированные Министерством образования сказки, где главные герои-подростки пьют спиртные напитки, курят и хамят взрослым. Один из таких примеров - сказка "Красная шапочка". Один из абзацев в переводе на русский язык звучит следующим образом.

"Отойдя на достаточное расстояние, чтобы ее не было заметно, Красная Шапочка выпила вино, которое мама передала бабушке, покурила запрятанную в потайной карман джинсов сигарету и запела эстрадную песню. Когда же из кустов вышел серый волк, девушка дыхнула на него перегаром, схватила за уши, оседлала и заставила бедное животное всю ночь катать ее на спине. Подъехав на волке к бабушкиному дому, Красная Шапочка зашла и потребовала: "Давай бабки". Бабушка трясущимися руками отдала любимой внучке свою пенсию. Девочку же полученная сумма не удовлетворила, и она пригрозила бабушке ее съесть".

Чиновники Минобразования Украины ничего сверхъестественного в сказке не видят. "Она внесена в программу, которая прошла экспертизу. Сказка презентована в последней номинации украинской сатиры и адресована современным ученикам, чтобы они задумались над своим поведением", - прокомментировала эту ситуацию главный специалист департамента среднего и дошкольного образования МОН Украины Екатерина Тараник-Ткачук.

Очевидно, главный специалист знает о чем говорит: описанное в страшной сказке поведение школьников является сегодня столь типичным, что потребовало переписывание старых сказок. Это и есть содержание образования.
аватар

М.Задорнов. Реформа образования

Весьма Живой Журнал Михаила Задорнова. Рекомендую:

О реформе образования. "Россия как увеличительное стекло. Все, что на Западе кажется нормальным, попадая к нам, за счет нашей необузданной рамочным мышлением энергии разбухает и принимает такие забавные формы, что порой кажется, будто живешь не в стране, а в комнате смеха. Это ж надо было додуматься! Тесты по литературе! Ладно, по математике, по физике – там какая-то точность есть, формулы, критерии... Но литература – не математика. Это ощущение, а не формула. Воспитать молодых людей на литературе, загнанной в тесты, все равно, что нежной девушке делать маникюр на фрезерном станке, а орлам обрезать крылья и посадить их по клеткам в зоопарк. 

Уже через несколько лет после внедрения этих зомбирующих методов учителя средних школ с ужасом осознали, что правильные ответы на западоподобные тесты дают только плоскомыслящие ученики. А те, кто способны воспринимать мир объемно, затрудняются отвечать односложно."


Читать полностью